EN | Главная портала | Непрочитанные | ПОМОЧЬ ФОРУМУ | Делаем свой сайт | Скорая помощь | Форумчане | Доска почета | Лидеры | Награды | Козоводческая карта | Калькуляторы Контакты

Усыновление и опека в Украине: за и против


(Людмила) #41

Лилиана, я пожалуй, в личку отвечу, чтобы здесь не мешать мух с котлетами :slight_smile:


(Лада) #42

Я сначала не хотела ничего писать в этой теме , но тоже хочу вступится за усыновленных деток. Сестра моего мужа усыновила новорожденного мальчика сразу после смерти ее сына во время родов. Ребенок вырос в нашей семье и не знает об усыновлении , он все время старается быть похожим на дедушку и дядю ( то есть моего мужа) именно поступками и поведением. Во всех членах семьи он находит свои черты лица, привычек … и мы их всегда подтверждаем ! И любим его всем сердцем.

У нас , так сказать, другой вопрос … как и когда надо говорить сыну об усыновлении? И надо ли вообще это делать?

И еще, мой зять тоже усыновлен его родителями, так как они не смогли родить до 40 лет. Характер его очень сильно отличается от характеров сватов, но должна сказать , что отличается именно в лучшую сторону!!! Я люблю его , и мы нашли сходства характеров у зятя с моим мужем… даже смеемся иногда , что они братья-близнецы. Зять узнал о своем усыновлении случайно , и даже не сказал ничего своим родителям… потому что очень их любит и уважает! А мы знаем потому, что зять поделился этим событием с моей дочкой перед свадьбой !
Вот так! Поэтому про наследственность , и т.д. я ничего не знаю!


(Людмила) #43

Специалисты не рекомендуют скрывать этот факт от детей. Объясню почему. Есть такая штука как бессознательное :slight_smile: Ну, это то, что не видно вооружённым глазом, но руководит нашей жизнью. Так вот если ребёнок живёт в тайне своего рождения, то он будет чувствовать, что что-то не то, но не сможет дать этому объяснение. Это может вызывать тревогу, беспокойство и пр. симптомы. Если ему сказать, да, это может вызвать бурю негативных эмоций и переживаний, но, когда известна причина, то можно придумать, что с ней делать. В конце концов, это можно пережить и примириться с фактом. В случае тайны такого выхода нет.
Когда говорить… Да, когда будет подходящий момент :slight_smile:


(Лада) #44

Наверно ни дед, ни Ксюша никогда не решатся… Малой в этом году уже учится на первом курсе института …


(Людмила) #45

Я бы в этом случае задала пару вопросов (отвечать, конечно же, не нужно). Почему так трудно в этом признаться? Какие ожидания после признания? Чего боятся?
И представьте, что мама этого парня все эти годы живёт в страхе, что ребёнок узнает правду. Вся её жизнь подчинена тому моменту, что нужно скрывать от него факт усыновления… И как при этом чувствует себя ребёнок, если его мама все эти годы живёт в страхе…


(Марина) #46

Это совсем разные вещи. Мы все знаем как лечить\ухаживать за чужой козой, но при такой же ситуации со своей теряемся. Я тоже образно.

Приведу конкретный пример. Ребенок НИКОГДА не видел своих биологических родителей, в приемной семье посещала (девочка) кружки, умела делать прекрасные поделки из бисера, приучена к домашней работе (могла себя обслужить полностью), но в трудный момент своей жизни (нужны были средства, а никого из близких рядом нет) она пошла собирать бутылки на мусорку и копать металл. Она не пошла работать, она не стала делать какие-то поделки и продавать или еще что-то. Повторю - в приемной семье этим НИКТО не занимался. Да… девочке около 20 лет. Это только один из примеров.

Тогда что это, если не гены? Вы же не будете отрицать, что новорожденные уже в первые недели жизни имеют какой-то характер (один смеется, другой плачет, третий спит). В дальнейшем, в характере прослеживаются эти черты. Даже близнецы, которых в утробе матери любили\не любили (согласно Вашим утверждениям) - разные.

У меня их было 4. Один из них ребенок - инвалид. 15 лет с нами. И только война разлучила.
Еще 2 своих, уже взрослые. И все они разные. Вот об этом я и говорю. Хотя их никогда не делили и любили одинаково.
А разговор пошел о том, что, прочитав тему, высказала мнение о том, что перед таким шагом надо 1000 раз подумать и взвесить свое решение, а не руководствоваться эмоциями (именно тогда и возникают мысли “не такой достался” и т.д). И не быть уверенным, что любовью можно изменить гены. Любовью можно подкорректировать характер, но изменить - нельзя. Нужно принять ребенка таким, какой он есть. Тогда и не возникнет мысли отдать назад и т.д.


(Таисия) #47

Очень давно наверное лет 25, может немного больше в нашем р-не одну семью лишили родительских прав . В семье было три дочки - одну удочерили можно так сказать люди совсем не молодые в соседнем селе .Вторую люди из нашего села но на тот момент и сейчас проживают в Москве . Третью тоже кто- удочерил . Две первые пары не имели своих детей - первой паре повезло девочка , теперь уже мама и бабушка очень хозяйственная и ответственная выросла . А вторая попала намного финансовую и состоятельную семью -но благодаря девочки семья потеряла почти все . Искали ее везде , наверное более 10 лет и посей день не нашли . Почему подробно так рассказываю , знакома лично с первой девочкой . Не мне судить конечно бывают и свои не путевые дети .

Согласна полностью . Пока ребенок не узнал , что он приемный все нормально , но когда узнает ему все время кажется его не так любят , как родного . Есть и такие примеры , потом на почве ревность старается сделать назло родителям . Постоянно избегает из дома - обратить на себя внимание .


(Марина) #48

Наша узнала о своих родителях ПОСЛЕ очередного побега. Самого длительного и дальнего. Хотя от нее, собственно, никогда и не скрывали. Вот это тоже один из поступков био родителей. О чем я писала выше. А знаете как провели работу психологи после первого блукания (я к ним обратилась)?! “Почему ты это сделала? Хочешь, чтоб мы к тебе приезжали и беседовали? нет, ну хорошо. Больше не будешь сбегать?” Все.
И Ваш рассказ выше еще больше убеждает меня в своей правоте - гены и, заложенный еще в утробе матери, характер предсказать нельзя, поэтому надо быть готовым к тому, что так тоже может быть, а не только все красиво, здорово - я его буду любить и он станет прекрасным. Вот об этом я и хотела предупредить. Только и всего.


(Наталия) #49

про подумать я писала выше, с этим согласна


(Людмила) #50

Давайте тогда в первую очередь определимся, что Вы имеете в виду под генами и генетикой. Да, есть какие-то дефиниции, но каждый человек под определённым термином понимает что-то своё. Что понимаете под этим Вы?

Буду отрицать. Потому что с рождения характер не даётся, а формируется на протяжении первых лет жизни. С рождения даётся темперамент.
То, что ребёнок смеётся или плачет, а то и спит - это не черта характера, а реакция на происходящее внутри него или во внешнем мире.

Опять всё смешалось - гены, характер…
Я Вам больше скажу, у родного ребёнка всё то же самое! Тоже неизвестно, что вырастет, каким будет, не убьёт ли часом…
И, конечно же, я полностью с Вами солидарна, что

так же, как и перед рождением собственного ребёнка!
Часто супруги не представляют, с чем им придётся столкнуться, когда собираются завести малыша. В их фантазиях это будет пупс с красивыми бантами, а рождается вечно орущее создание, которое всё время что-то требует :slight_smile: Жизнь их к этому не готовила :slight_smile:
Так что вопрос появления ЛЮБОГО ребёнка в семье - это ответственность.

И тут, конечно же, нет возражений! Это основа любых отношений!


(Людмила) #51

Таечка, с родными та же ерунда! :slight_smile: Как правило, если детей в семье больше чем один, их посещают фантазии о том, что другого любят больше :slight_smile:
Кстати, типичная фантазия ВСЕХ детей определённого возраста, что их родители приёмные, а родные случайным образом потерялись, но когда-то они найдутся и тогда будет всем счастье :slight_smile:


(Таисия) #52

Может конечно быть и такое . Не знаю Люда , у нас в семье как-то такого не замечала . Ни я не сестра ни когда такое не думали , а еще говорить в слух такой бред . Любят нас одинаково и внимание тоже одинаковое . Не знаю может просто не задумывались об этом . По другому и быть не должно .


(Людмила) #53

Эти фантазии в определённом возрасте подавляются и придаются забвению :slight_smile: Поэтому мало кто может их вспомнить во взрослом возрасте.
И это совсем не бред, а защита своей психики :slight_smile:


(Марина) #54

Возможно, я выразилась непонятно - институтов не заканчивала. Начался разговор о том, что я и хотела обратить внимание потенциальных приемных родителей о том, что это не “пупс с красивыми бантами” и что их ожидает не только радости, но и трудности. Причем, неизвестно КАКИЕ именно. И что это нельзя исправить любовью, вниманием и заботой. Можно подкорректировать, но не исправить. И то, что часто они будут один на один с этими трудностями (не думаю, что сейчас многое изменилось в сопровождении приемных семей). Чтобы не обольщались, а принимали ВЗВЕШЕННОЕ решение.

Пусть темперамент, но он ведь наследуется, передается по наследству? Судя по своим детям, "спящий " в детстве самый спокойный, рассудительный, но, если выйдет из себя - истинный холерик. беспокойный, крикливый с детства так и остался беспокойным, вспыльчивым. Вот это я и имела в виду под генами\характером. Это невозможно просчитать заранее и это может стать причиной разлада.


(Таисия) #55

Может и маленьком возрасте и было , но лет так 35 точно такого не помню .


(Людмила) #56

Как я уже писала, это ожидает любых родителей с любыми детьми - родными ли, приёмными ли…

Нет, он не наследуется. У каждого члена семьи может быть разный темперамент.

Это совершенно разные вещи.


(Марина) #57

Тогда что наследуется? Читая форум, я встречала высказывания о том, что от драчливых коз потомство не оставляют. Тогда, судя по Вашим высказываниям, темперамент не должен наследоваться. А, не зная родителей ребенка, вы получаете сюрприз, к которому должны быть готовы. Только, почему-то психологи не работают с будущими родителями (даже приемными), не помогают выкручиваться из сложных ситуаций, а отделываются общими фразами - надо принимать таким какой он есть, надо любить. Часто из-за кажущихся тупиковых ситуаций приемные родители и отступают, возвращают детей.

У меня создается впечатление, что Вы прекрасно понимаете о чем речь. Но, вместо того, чтобы поправить\объяснить это с профессиональной точки зрения, почему-то, пытаетесь найти в моих высказываниях то, что можно обсудить и оспорить. Какое-то предвзятое отношение… Именно поэтому многие (и не только новички) остаются на форумах читателями, “шушукаясь” в личках.

Повторюсь, для тех, кто невнимательно прочел мои сообщения. Я высказала СВОЕ мнение, основанное на СВОЕМ многолетнем опыте. А Ваше дело принять его или проигнорировать за ненадобностью. Бессмысленно спорить у меня нет ни времени, ни желания. Теория и практика - разные вещи.


(Людмила) #58

Марина, ещё раз - даже рожая собственного ребёнка, родители получают сюрприз.

Может потому что к ним никто не обращается?
Знаете, что происходит, когда родители таки обращаются с ребёнком к психологу? Когда его состояние начинает улучшаться, родители сбегают из терапии.

Марина, так это же и Ваша фраза! :slight_smile:

Скорее не оставляют самих драчливых коз :slight_smile:

Марина, ну, как я могу понимать, о чём идёт речь, если Вы подразумеваете под терминами какие-то свои мысли, которых я не знаю?! Я же не могу залезть Вам в голову и прочитать :slight_smile:

Странно… Мне казалось, что мы дискутируем, а у Вас сложилось впечатление, что у меня


(Светлана) #59

Я понял, что никогда не смогу полюбить своего сына

Он понравился моей супруге. Веселый, с умными, проницательными глазами. Тогда ему было 13 лет. Казалось, что в детский дом он попал случайно. Волей злого рока. Ну не детдомовский был мальчишка!

Семейный совет длился недолго. Решение было принято быстро. И вот мое заявление на установление опеки уже лежит в районной службе по делам детей. Тогда районную службу возглавляла одиозная и амбициозная мадам – пани Штык. Самое смешное, что ее никто не называл по фамилии, но все чиновники «любовно» величали не иначе как Штычка. Ну, Штычка и Штычка. Так я и спрашивал в здании райсовета, где у них тут сидит Штычка? Я-то не знал, а все смеялись.

Эта женщина наотрез отказалась принимать мое заявление. А я отказался покидать ее кабинет, расселся и разложился, про себя решив, что хоть голодовку объявлю, хоть жить тут буду – но заявление у меня примут. Чиновница вызвала милицию. Слава Богу, рыцарь правды имел голову на плечах и не стал меня выволакивать из кабинета, увидев мою решимость и то, что я бы цеплялся за всю попадающуюся мне под руки мебель, и без подмоги он бы просто не справился.

Пришлось писать заявление в прокуратуру. Та вступилась, и службе по делам детей ничего другого не оставалось, как провести через опекунский совет наше дело и приготовить распоряжение главы района об установлении опеки над Ваней. Когда я пришел к пани Штык в последний раз, она мне поклялась, что заберет у меня всех приемных детей обратно в детский дом. Она заверила, что никогда ни меня, ни мою семью не оставит в покое.

Для исполнения задуманного я ей мысленно пожелал крепкого здоровья и долголетия, а заодно ее предупредил, что она так может и зубы сломать. Об меня. Проработала она потом недолго. То ли уголовное дело завели против нее, то ли еще что там случилось в нашем районе – но ее выгнали. Как говорится, «не в силе Бог, а в правде».

Ваня ничего не делал и стал сбегать из дома

На то, чтобы забрать Ваню, у нас ушло 3 месяца борьбы. Когда я Ваню привез домой, первые пару дней все было хорошо. Напряжение стало нарастать, когда я увидел, что он ничего не собирается делать: ни учиться, ни по дому помогать. Он все время ел и смотрел телевизор. Когда я попытался сказать, что это не детский дом, у нас нет уборщиц и поваров, последовал ответ: «Как? Я что, должен что-то делать? Фу! А я думал, что вы меня забрали, чтобы я отдыхал и ничего не делал!»

Это было начало конца. Ваня противился всему. Словами ничего нельзя было ему объяснить. Поговорить откровенно не получалось – он был закрыт. Воровство, вынос из дома того, что можно вынести и продать, попытка построить в школе дедовщину, постоянные жалобы родителей одноклассников – это был неполный перечень того, с чем мы столкнулись. Темными вечерами вместе с парой отщепенцев он обносил пустующие дома, давая возможность порадоваться хозяевам по прибытии на свои фазенды. Напряжение нарастало с каждым днем.

Пикантности ситуации добавил биологический папа Вани. Через две недели после того, как мы забрали Ваню из детского дома, его папу выпустили на свободу из мест не столь отдаленных, но столь неприятных.

Папа стал подбивать Ваню сбежать и уехать куда-то вглубь России к бабушке. Ваня стал часто сбегать из дома. Просто к папе, который обитал где-то в районе дачных городков на Игрени – одном из самых дальних районов Днепропетровска. Или просто уходил из дома и бродил-гулял по городу.

Каждый раз, когда он уходил, у меня начиналась неимоверная паника: мне всегда представлялось, что он окажется в какой-то беде, с ним что-то случится, не дай Бог умрет, и – здравствуй, тюрьма!
В поисках Вани принимали участие огромное количество людей: мои друзья, родители других приемных детей. Все понимали, что большего зла в приемной семье, чем ребенок-«бегун», сложно себе представить. После того, как находили Ваню, мне нужно было сутки отлежаться. Ноги просто отказывались ходить. Во время поисков я держался молодцом, но потом я превращался в растение. Кстати, у нас в семье таких «бегунков» было двое. Второй появился через несколько лет.

И я стал предавать

В какой-то момент меня достало все. И бесконечные убытки семейному бюджету, и слезы моей жены Оли, и отсутствие мира и стабильности в семье. Я стал… предавать. По возможности задерживался на работе допоздна. Не хотел ехать домой и видеть Ваню или кого бы то ни было еще.

Меня накрыла депрессия. Уходил я из дома как можно раньше, возвращался как можно позже. Весь удар в тот период нашей жизни приняла на себя Оля, моя половинка. Там, где я не выдерживаю, она выдерживает всегда.

В моем сердце разрослось огромное отрицательное чувство по отношению к Ване – чувство неприятия, граничащего не знаю с чем. Я понимал, что его не люблю и никогда уже не смогу полюбить.
Даже смотреть на него не мог! Мне крайне некомфортно было просто находиться рядом с ним. Ничего не мог с собой поделать. Иногда выдавливал из себя слова, чтобы с ним поговорить о чем-то, о чем не говорить было ну никак нельзя. О быте.

Ни чтение умных книг, ни молитва, ни чьи-либо советы не помогали. Мы оббегали, кого могли. Мы консультировались со всеми, кто мог бы нам дать совет или просто выслушать и утешить. Семья разваливалась на глазах. Даже съездили специально в Питер к одной известной приемной маме, руководительнице «Родительского моста». Она ставила на ноги и справлялась с детьми и посложнее Вани. Хотели посоветоваться. Марина нас, конечно, утешила и вдохновила. Но надежда жила недолго. Все было зря.

Ничего не менялось. С каждым днем все становилось хуже и хуже. Ваню несло. Несло страшно. Его поступки давно вышли за грань приемлемого. Оля стала бояться оставлять детей самих дома. И часто плакала. А Ваня ни о чем не жалел, постоянно врал, никогда не извинялся, никогда не плакал. Монстр! Демон! Было понятно, что так долго продолжаться не будет.

«Вы понимаете, что он покатится вниз?»

В свой очередной побег он ушел в детский дом, откуда мы его когда-то забрали. Директор, позвонившая мне по телефону, сообщила, что он пришел в свою группу и больше к нам жить идти не хочет. Я выдохнул с облегчением, схватил его личное дело и поехал к заведующему районо, в чьем подчинении находился детский дом.

Я не зашел, я влетел в кабинет начальника районо и швырнул личное дело Вани ему на стол со словами: «Вот! Забирайте ваше чадо. Сдаю в целости и сохранности!» Заведующий районо посмотрел на меня сквозь свои очки и попросил сесть.

– У меня к вам только три вопроса. Вы не могли бы мне на них ответить? Я вас не задержу.

– Давайте, – ответил я нервическим голосом.

– Вы понимаете, – начал он, – что пока Ваня у вас в семье – за него идет борьба, тяжелая борьба. Но когда он окажется у меня в детском доме, эта борьба остановится, и Ваня покатится вниз. Навсегда. Вы это понимаете?

– Да, – удивленно сказал я, непривычно сраженный откровенностью чиновника такого уровня.

– Вы понимаете, что пройдет неделя, месяц, год… Вы остынете. Все забудется. Все плохое забудется. Вы его простите. Но вы никогда не сможете себе простить этот поступок. Никогда в жизни! Вы понимаете?
– Да, – сказал я, понурив голову. Я ведь и сам все это понимал и об этом думал не раз.

– Вы понимаете, что я сейчас поставлю всего лишь один росчерк пера и Ваня останется в детском доме?

Я утвердительно кивнул.

– Так мне ставить подпись? Или вы все же подумаете?

– Я подумаю, – сказал я, забирая личное дело Вани и плетясь к выходу из кабинета.

На лице заведующего районо проскользнула легкая улыбка.

Полюбить не смог, решил сыграть свадьбу и отпустить

Ваню я забрал из детского дома. Во второй раз. Когда я его привез домой, он забился в угол своей комнаты и долго, часа три, плакал. Плакал! Плакал!!! Три часа!..

На следующее утро он был уже другим. Постепенно наши отношения стали налаживаться. Ваня окончил 9 классов и ушел учиться в колледж. Все годы мы его поддерживали. Я так и не смог его полюбить. Душевные раны так и не зажили. Простить – простил. Но полюбить не смог.

С Ваниной стороны было то же самое. Кроме того, он по-прежнему тяготился тем, что я стараюсь контролировать и его поведение, и учебу. Он требовал абсолютной и безграничной свободы, которую я ему предоставить не мог.

Через какое-то время Ваня сказал, что его девушка беременна и он хочет жениться. «Ну, слава Богу! – подумал я. – Сыграем свадьбу, и он наконец-то станет свободным. Я его отпущу».

Свадьбу сыграли, «как положено». Роспись, венчание, кафе на 60 человек. На свадьбе была и директор Ваниного детского дома, и начальник областной службы по делам детей. Как-никак их воспитанник. Ванина избранница была тоже из семейного детского дома. Я хотел сделать Ване последний подарок перед тем, как его отпустить. И больше не появляться в его жизни: я знал, что он ждет этой свободы и что я ему мешаю своим постоянным и неусыпным контролем.

Невеста была неотразима в своем платье и в целом – своей красотой. Погуляли на славу! Много молодежи, реки шампанского, танцы до упаду.

Когда свадьба закончилась, Ваня подошел ко мне, обнял, посмотрел мне в глаза и сказал: «Спасибо, отец!» Слезы опять были на его глазах…

С того момента, момента, когда я думал, что его отпускаю окончательно и бесповоротно, мы и сблизились. Прошло много лет. С Ваней мы видимся очень часто. Я люблю его детей, особенно младшего – он такой же непослушный бутуз, как и Ваня. А с Ваней… с ним у нас особые отношения. Не знаю, как это назвать – уважение, может. А может, дружба. Мы остались оба такими же скупыми на слова и на чувства.

P.S. Я всё думал: кто он такой, этот начальник районо, что так милостиво со мной поступил? Почему? Этот вопрос я задал ему через 5 лет, когда он поднялся по служебной лестнице и стал ну очень уважаемым чиновником в образовании. Он снял очки, посмотрел на меня и сказал: «У меня один ребенок. Мы усыновили мальчика. Сейчас он уже оканчивает вуз. Я вас просто понимал».


(Диана алмаз) #60

Думаю усыновление это всегда хорошее дело